Андрей Дворников

Андрей Дворников

Меню

Коломенские узники 2

 В декабре 2017 года, под именем «Артель Забытые Моряки», мы выпустили второй фильм «Коломенские узники». Было понимание, что фильм должен быть достаточно динамичным, поэтому мы опустили много документальной информации, которая могла бы растянуть фильм на два часа и сейчас я считаю своим долгом, опубликовать и документы, и свидетельства по существу вопроса, а также дополнить повествование многими интересными сюжетами. И помимо этого вообще разжевать – откуда ноги растут.

 А ноги растут из 19 века и даже гораздо раньше. Москва началась с реки, с ней, и благодаря ей, развивалась. До определённого периода. Технический прогресс круто изменил русло нашей жизни. Изменил всё, за исключением реки. В середине 19 века, как мы знаем, и России коснулась Промышленная Революция. На Москве это отразилось в повсеместном создании промышленных предприятий и огромного притока рабочей силы, особенно после отмены крепостного права. А люди и предприятия не могут не пить. И более того не могут не отдавать продукты своей жизнедеятельности. Поэтому река, и до того времени, не шибко полноводная, мелела, а сточные воды продолжали её отравлять с уже удесятерённой силой. Фактически – это была уже не река, а речка-вонючка, рассадник заболеваний. В определённый момент из реки исчезла даже рыба – уровень кислорода в воде равнялся нулю. Что делать? Какое бы решение предложили вы?......Правильно. Самый простой способ поднять уровень воды – это поставить плотину. А сточные воды отвести в отстойники, где вода бы сама фильтровалась. Плотину решили ставить ниже по течению, за границей города. В Перерве. Примерно туда же, позднее,  решили выводить и сточные воды, это место с благозвучным названием - Сукино Болото. А также Любимое место москвичей Люблино – Люблинские поля аэрации. Мы понимаем, что там аэрировалось со всеми, в прямом смысле, вытекающими последствиями. ОНО аэрируется в тех краях до сих пор, поэтому, в Нагатино засланных казачков и не местных можно определить сразу – они воротят носом и говорят, что у вас мол воняет. И только закалённые запахами Нагатинцы, живущие тут не одно поколение, не только не опечаливаются запахам, а наоборот, по зловонию определяют направление ветра, направление политического курса и даже приближение выборов)))

 Строительство Перервинской плотины Первой системы шлюзования на Москве-реке была осуществлено в 1874-1877 годах акционерным обществом "Товарищество Москворецкого туерного пароходства" – туерное пароходство это, для справки, апгрейт бурлаков. Тогда же, в 1875 году, в Нагатино-Перерве был построен и шлюз, и прорыт деревационный канал (в последствии на месте этого шлюза построят шлюз номер 11 Канала Москва-Волга или официально Канала имени Москвы – далее КиМ, а также расширят деревационный Канал). В районе Перервы и Нагатино появился небольшой островок По ссылке на картах видно, где располагался этот шлюз.

 Подобное ноу-хау подняло уровень воды в Москве-реке на два метра и времена, когда речку можно было перейти вброд вроде бы ушли в прошлое….но!

Не тут-то было! Еще до революции этих двух метров дополнительного уровня воды в реке уже не хватало, предлагались разные проекты по обводнению реки и в т.ч реконструкции, но осуществить замыслы удалось только после революции. Когда новая власть немного заматерела, была проведена реконструкция Перервинской плотины, фактически её построили заново – увеличили дамбу, а саму плотину забетонировали и назвали в честь…правильно – В. И. Ленина. Плотина имени Ленина. Сейчас мы видим остатки той бетонной плотины. А торчащие, в районе и старой, и новой плотины деревянные ограждения не являются остатками плотинами – это временные дамбы отводившие воду с участков стройки.

 Казалось бы – живи и радуйся.

Не тут-то было!!! Решение о переводе Столицы в Москву и Индустриализация сделали своё дело. Фактически речь прежде шла о том, что просто поднимался уровень реки. Однако самой-то воды не прибавлялось. В Москве начал ощущаться огромный дефицит воды, в т.ч. чистой, питьевой. Особенно она требовалась строящимся предприятиям. Руководство страны понимало, что без воды, дальнейшее развитие промышленности Москвы, да и роста всего города невозможно.

 1931 год на страны, да и для Москвы в целом был очень судьбоносным. Куда я не загляну – начало многих предприятий берет своё начало в 31 году. Особенно это касается объектов НКВД. Именно тогда, в 1931 году было принято решение о том, что часть нашей Великой Реки Волги потечёт в Москву.

Сама идея была не нова. Ещё Петр Первый намеревался осуществить данный проект. Но не срослось. Лишь в 1824 году Николай Первый реанимировал проект. Россия страна огромная, у нас и до сих пор с дорог не хватает (в отличии от дураков). А во времена Петра и Николая Первых у нас передвигались в основном по рекам, в особенности это касается грузов. Естественно главная цель постройки Канала, в то время, была – логистика. Быстрая, удобная и дешёвая доставка грузов в Москву. В 1950 году Канал был готов, назывался он Екатерининский и его следы до сих пор можно найти в Подмосковье. Однако параллельно была построена Николаевская железная дорога, которая стала конкурентом Канала, фактически к запуску ЖД Канал уже морально устарел, использовался несколько лет. На этом эпопея с Екатериниским Каналом закончилась, строили дольше, чем пользовались. Угрохали кучу денег, угробили тысяч человеческих жизней, а результат нулевой. Впрочем, для России это нормально.

И вот. На дворе 1931 год. Холодным и дождливым июньским утром собрались в Кремле видные Советские деятели и решили – Пора Копать!!! И копать не политические ямы политическим оппонентам и мировому империализму, а копать по крупному. Товарищ Каганович доложил о ситуации со снабжением водой в Столице и коллегами, во главе с главным Коллегой, было принято решение воды Волги пустить в Москву.    Разрабатывалось несколько маршрутов. Старицкий (от села Родня в нескольких километрах выше города Старица через Волоколамск с выходом на реку Истра); Шошинский (от города Корчева по линии Городище—Клин—Истра); наконец, Дмитровский. По Старицкому, например, вода в Москву должна была попадать самотёком – однако при данном варианте, из-за особенности грунтов, половина воды бы терялась. Выбрали более выгодный в экономическом отношении, проект. От Дубны и до Москвы. Канал с системой шлюзования. Зачем нужны шлюзы. Примитивно говоря – из пункта А в пункт Б вышла Волжская вода. А между этими пунктами холмы. Соответственно, чтобы преодолеть эти холмы нужно сначала, по лестнице подняться вверх, а потом вниз спуститься. Шлюзы и являются той самой лестницей, а насосные станции, грубо говоря, лифты, которые поднимают воду по этим ступеням. Однако нужно было не только прорыть 128 километров с огромными гидротехническими сооружениями. Предполагалось построить и систему водохранилищ, которые бы использовались как резервуар для регулирования подачи воды в Москву. Если вы вспомните историю Москвы вы обратите внимание, что в нашем городе неоднократно были наводнения. Происходили они по весне или в особо дождливые времена. По понятной причине. В Москву-реку, по ходу её течения впадают сотни рек, ручьёв и ручейков. В половодье фактически весь растаявший снег транзитом через Москву отправлялся далее в Оку, по дороге подтапливая всё на своём пути. Вместе со строительством КиМ планировалось создать сеть накопительных водохранилищ, суть которых отрегулировать поступление и волжской воды, и паводковых вод. Фактически это выглядело так – весной Водохранилище вбирает в себя огромный объём паводковой воды и постепенно отдаёт эту воду в течении лета. Это и экономия волжской воды, и минимизация наводнений. После постройки Канала в Москве не было наводнений. Это как раз благодаря строительству КиМа с сетью водохранилищ. И, разумеется, водохранилища нужны были для концентрации, хранению чистой воды, которая и бежит из наших кранов.

Но вернёмся к нашему проекту. Одна из проблем состояла в том, что между Волгой и Москвой лежат возвышенности и воду в Канале нужно было сначала поднимать, а потом опускать. Решалось это просто – системой шлюзов и насосных станций. Фактически, вся волжская вода, поступающая в Москву-реку прокачивается насосами.

Однако были холмистые участки, где воду нужно было поднимать очень высоко – это, например, район около города Долгопрудного. Там шла череда холмов. Относительно небольшой участок – шесть с небольшим, километров. Естественно там не целесообразно было ставить шлюзы – решили просто прокопать гигантские котлованы. Это была т.н. Глубокая Выемка (официальное название), к которой я ещё вернусь в своём повествовании.

Строительство Канала заканчивалось в районе Щукино-Строгино, в районе Строгинской поймы. Там Канал соединяется с Рекой. И тут возникает резонный вопрос – как же так Нагатино присовокупилось к КиМу-то? А всё просто. Это та самая Перервинская плотина, которая должна поднять уровень реки ещё на несколько метров. Для этого Меганапора воды требовалась и Мегаплотина. Мегаплотина, которая удержит волжскую воду от быстрого вытекания из Москвы. Всё это великолепие вокруг Нагатинской поймы, мы наблюдаем благодаря Перервинской плотины, которая сильно подняла уровень реки, создав из Нагатинских пойменных берегов небольшие водохранилища. И разумеется плотина не имеет функции пропуска судов, поэтому требовался и шлюз, который будет пропускать суда в сторону Оки. Старый Перервинский шлюз для этого никак не годился.

Фактически к строительству приступили только осенью 1932 года. Год ушёл не на постройку или закупку нужной техники для строительства. Это была обыкновенная бумажная волокита. Изначально была организована фантастическая пиар-акция по привлечению трудящихся на стройку Канала. Однако народ у нас не дурак, активность не проявил. Маркетинг того времени не сработал. Тогда решили прибегнуть к проверенному средству (на тот момент Беломор-Канал был уже практически построен) – строить руками заключённых. Для этого вся стройка была передана в руки ОГПУ (далее НКВД), в городе Дмитрове было организована головная компания с топ-менеджерами по стороительству Канала. Не мудрствуя лукаво организацию назвали – Дмитлаг или Дмитровлаг, по имени города, где расположилась Контора Топ-менеджеров.

 В Нагатино стройка началась одной из первых. Об этих событиях, достаточно подробно (насколько это возможно  с учётом того, что весь архив НКВД Дмитлага был уничтожен) рассказано в Дмитлаговском Журнале «МоскваВолгострой» 4/1935.

Вообще, конечно, неоценимую помощь в моих исследованиях оказали не только наши Нагатинцы, но и Краеведческое Общество Москва-Волга, а также один из инициаторов его создания Игорь Кувырков, который более 10 лет занимается исследованием по Каналу. О нём я также позже упомяну. Меня всегда поражало одно обстоятельство – КиМ по своим объёмам в несколько раз больше Беломорканала, это огромная стройка сравнимая по размерам разве, что с Панамским Каналом. Только у нас, в основном всё было сделано руками и лопатами за пять лет, а Панамский, на котором работала вся передовая техника того времени, строился больше 20 лет, в три захода. У нас же сейчас ни Государству, да и, по большому счёту, самому Каналу нет никакого дела до Истории этой Стройки. И вот эти люди, создавшие Краеведческое Общество, за свои деньги, без каких либо прав на допуск в архивы создали такую замечательную коллекцию Канальных артефактов. Им большой поклон.

 В процессе своей исследовательской деятельности также поразил и ещё один факт - мне крайне редко задают вопросы по существу каких-либо обстоятельств (а надо бы), но часто я сталкиваюсь с полным отторжением самих фактов того, что в Нагатино были сталинские лагеря. Как правило, эти люди всю жизнь прожили в Нагатино и на том, основании, что им ничего не рассказывали, они считают всё это ложью. Если они не склонны доверять рассказам многих наших коренных жителей, то я, естественно, сейчас дам ссылки и на другие документы. А скептикам задам такой вопрос – в Нагатино был прорыт один большой Канал и два малых, несколько дамб до 8метров, два шлюза, бетонная плотина, ГЭС и по мелочам – много жилых и промышленных построек. Так где же эти люди все жили? Обычные рабочие приезжали на электричках к нам из Домодедово или это местные колхозники так увлеклись копанием грядок, что заодно выкопали канал со шлюзами?

 

Итак. Я обойду прочие участки Канала и сразу приступлю к Нагатино. Почему же для нас эта новость шокирующая, почему подавляющее число Нагатинцев не знали ни о лагерях, ни о захоронениях. Этому есть три основных причины – первая - архивы Дмитлага были уничтожены (остался лишь тех.архив Канала). Вторая – все историки и краеведы, изучающие этот вопрос, практически обошли стороной этот район. И третья причина – это тотальный страх. Все молчали. Муж жене не рассказывал, детям и соседям тем более. Многие старики унесли с собой все эти события – отговоркой бывшие зеки рассказывали, что приехали сюда на заработки в 30е и так и остались здесь жить. Вольные, те молчали ещё пуще, им было, что терять – приведём пример подписки, которую давали при поступлении на работу вольнонаемные сотрудники Канала, выглядела она так: “Даю настоящую подписку управлению строительства Москва-Волгострой в том, что нигде, никому и ни при каких обстоятельствах не буду сообщать какие бы то ни было сведения, касающиеся жизни, работ, порядков и размещения лагерей НКВД, а также и в том, что не буду вступать с заключенными ни в какие частные, личные отношения и не буду выполнять никаких их частных поручений. Мне объявлено, что за нарушение этой подписки я подлежу ответственности в уголовном порядке как за оглашение секретных сведений. Родственников и знакомых, содержащихся в Дмитлаге НКВД СССР как заключенных, я не имею (если имеет, то указать, кого именно)”. Далее указывались число, подпись, место работы и должность. Такая подписка имела гриф “совершенно секретно”. Это мы сейчас все эти подписки можем пустить в мангал угольки раскочегарить, а тогда не то время было. 

 Еще один пример нормального приказа того времени и ненормальности для нашего времени. 6 мая 1933 года, приказом по МВС и лагерю за № 64 всем, кроме "специально на это уполномоченных лиц", категорически запрещалось "фотографирование трассы канала, мест сооружений, сооружений, производимых работ всех видов, поселков и лиц из числа лагерного населения… У лиц, нарушивших указанные правила, фотоаппараты будут отбираться и виновные будут увольняться с работы". Но самое интересное не в этом - такая практика на трассе канала намного пережила Дмитлаг и продержалась до середины 1980-х. Представляете, фактически 50 лет поддерживались эти порядки ГУЛАГА. Да что там 50 лет, до сих пор Перервенский Гидроузел, целый остров и поселок Шлюзы, охраняется как секретный государственный объект.

 Игорь Кувырков родился и вырос возле Канала, его деревня находилась как раз на краю строящегося Канала. По рассказам его родных деревенские пытались подкармливать строителей Канала – те были ужасно истощены, однако администрация лагеря, узнав об этом, предупредило жителей, что в следующий раз, за общение в зеками, они сами пойдут строить Канал. Пресекалось не только общение, но и за разговоры о строительстве сажали.

 

Историком Никитой Петровым проделана огромная работа по изучению  ГУЛАГА, в т.ч. он нашёл и некоторые документы Дмитлага, сохранившиеся в ГАРФе, в основном это документы общего характера. Некоторые из них  я приведу.

27 мая 1932 года появился приказ по МКС № 94, интересный тем, что здесь впервые проявились контуры будущего Дмитлага – это деления на участки стройки. Там уже фигурировал Перервинский участок.  А уже 28 мая начальником строительства канала стал прежний руководитель ГУЛАГа Л.  И. Коган, за которым сохранялась и должность начальника Беломорстроя.
Подпись Когана как начальника строительства стоит под приказом № 105 по МКС от 8 июня, объявившим "новую схему деления Строительства канала Москва-Волга на строительные участки", в данном приказе читаем - ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ УЧАСТОК — Сооружение на р. Москве, у с. Перервы, с конторой на месте работ".
Постепенно руководство стройкой переходит в ведение ОГПУ. Так, например, 25  октября 1932 года тов. Ягода подписал приказ ОГПУ № 995с "О мероприятиях со стороны ПП ОГПУ Транспортных органов ОГПУ и Управлений РКМ [Рабоче-Крестьянской милиции] по борьбе с побегами из Дмитровского лагеря ОГПУ где написано дословно - Строительство канала Волга - Москва возложено на ОГПУ и осуществляется вновь организованным Дмитровским лагерем ОГПУ.
Итак, к лету 1932 года Перервенский Гидроузел был определен 14 участком стройки.
Научными работниками музея-заповедника Коломенское был найден и опубликован уникальный документ, карта межевания села Коломенское за 1933 года, где чёрным по белому указаны земли ОГПУ в Нагатино. Данный документ имеет подписи местных чиновников, также стоит печать. Этот манускрипт интересен, прежде всего, тем, что это официальный Государственный документ подтверждающий, что здесь работали и располагались не какие-либо строительные организации, стройкой занималось именно ведомство Ягоды. Кроме того здесь мы видим, где располагались лагеря и сама стройка.

И всё-таки, с каких перепугов пришло решение, что в Нагатино и Коломенском, белом и пушистом месте нашего города, были лагеря. Помимо этого указания были и другие. Я ещё раз перечислю то, что в Нагатино было построено в период действия Дмитлага –  деревационный канал со шлюзом № 10,  расширен деревационный канал на острове и построен заново шлюз номер 11, ГЭС и канал для ГЭС, Дамба канала, дамба острова, посёлок Шлюзы, Перервинская Плотина, Судоремонтный завод, посёлок Нагатино, обваловывающая Затон дамба. Из механизации, был только один экскаватор! Он работал на отсыпке дамбы затона,  да гужевой транспорт, остальное сделано вручную. Понимая данный объём работ, следует понимать и то, что здесь работало огромное количество народа.

 У меня было ещё несколько источников.  Карты, свидетельства жителей, публикации НКВД и работников Канала. По порядку.

 Карты периода до 1931 года, на них от Никольской улицы деревни Нагатино на юг, до реки, идут поля, два кладбища и один глиняный карьер. И всё!!! А уже на аэрофотосъёмке 1942 года на месте этих полей выстроен целый городок – есть каменные строения, как например, школа 873 и красивое, но жутковатое здание – больница Речников, кстати, оно построено в одном стиле со шлюзами и до сих пор стоит – Судостроительная, 34. Будете проездом, милости просим на экскурсию вокруг этого красивого здания, спрятавшееся в гуще зелени, от него за версту прёт историей и архитектурой Канала. Все лагеря Дмитлага несложно распознаются по ровным рядам бараков и забору. У нас, на земле, которая принадлежала Дмитлагу, стояли ровные ряды одноэтажных бараков. Два блока по 14 бараков (в районе Колледжа Связи и детской поликлиники), каждый, по одним сведениям на сто человек, по другим на двести – там своя терминология была – были т.н. сдвоенные бараки и одинарные, какие в Нагатино были неведомо. Кроме того было много других строений, как например двухэтажные бараки (на фото справа) , также обычная практика для лагерей Дмитлага – в одноэтажных жили рабы, а более привилегированные заключенные инженеры и лагерные сотрудники жили в более комфортных условиях.
Кроме этого. Есть свидетельства Нагатинцев и работников Перервинского гидроузла. Многие старожилы помнят, что район бараков очерченный «бермудским треугольником» - Судостроительная-Речники-Затонная назвался Димитлагом -  семья Георгия Георгиевского, Алексея Бацких, Вячеслава Жердева. А также об этом упоминают часто и другие жители Нагатино. Есть и семьи, которые помнят и сами лагеря, и то, что строили шлюзы заключённые, помнят о захоронениях, некоторые из которых, давали о себе знать даже в 80е годы, помнят о побегах. Об этом, например, рассказывает Владимир Жигарев, житель села Коломенское и активный участник генеалогических изысканий по селу Коломенское. Часть одноэтажных бараков было сломано до войны, а часть осталась аж до 64 года, а три двухэтажных барака для заключённых ИТР дожили даже до 70х годов. В этих бараках жили обычные нагатинцы, не подозревавшие того, что там творилось раньше. Есть и те, кто в силу разных причин не хочет того, чтобы их упоминали. Особенно это касается тех, кто работал в ЦНИИХМе.

 И, разумеется, бесценную помощь оказал нам Валентин Сергеевич Барковский. Это Главный Энергетик Канала Москва-Волга, человек всю свою жизнь посвятивший Каналу. Помимо своей основной деятельности он занимался историей Канала и имел возможность встречаться с людьми, которые строили Канал и так и остались на нём работать. Вот по этим свидетельствам Валентин Сергеевич издал книгу, из которой мы можем узнать о местах расположения двух захоронений и одного из местных лагерей. Исходя из занимаемой должности Барковского - фактически это один из руководителей Канала - данную публикацию можно считать достоверным и документальным свидетельством. Что же там такого написал Валентин Сергеевич о Нагатино. Немного. Но очень важное. По утверждению Барковского на Коломенской набережной, у верхней головы шлюза, располагается захоронение строителей канала (в лагерной терминологии – каналоармейцы). Второе захоронение находится недалеко от нижней головы шлюза, помимо Барковского об этом говорят многие жители Нагатино т.к. это место подмывает река и время от времени из земли показываются человеческие кости. Мне об этом рассказывал наш житель Георгий Георгиевский, а также некоторые жители Коломенской нбережной, с которыми мне пришлось общаться при съёмках фильма. Неожиданно для нас, снимая вторую часть фильма люди узнавали нас, подходили, благодарили за фильм и рассказывали много интересных фактов из жизни Дмитлага. Все по крупинкам, но складывается интересная картина. Вот, например, такой рассказ запомнился – недалеко от строящихся шлюзов тонула девочка и один из заключённых побежал её спасать, а вслед ему раздались выстрелы – охранник стрелял по бегущему зеку. Также мы услышали несколько свидетельств о том, что у нас был грандиозный макет Канала Москва-Волга, он шел недалеко от Коломенской набережной. И, конечно, люди рассказывали о захоронениях, они подтверждали места указанные Барковским. Помимо этого были указаны ещё три места, о них я до поры, до времени умолчу.
Помимо вышеописанного, Барковским указываются расположения двух лагерей – он их отметил на карте в своей книге, но ещё более точные данные предоставил мне исследователь Канала Сергей Гаев – он снабдил меня картой, где рукой Барковского отмечены эти места. Итак, два лагеря располагались в следующих местах – в Перерве (нынешние Печатники), между монастырем и рекой – там нацмены строили плотину и в Коломенском парке, на набережной Коломенского, начиная от реки Жужа и до конца пристани, там где сейчас стоят прогулочные теплоходы, дети скачут на батутах и предаются покупкам сладких леденцов. Там был лагерь, лагерь для священников. И возможно именно в этом лагере и был тот самый человек из села Дьяково из нашего первого фильма. Помимо того, что Барковский указывает на это место, сходятся опять те же факторы исследования карт и даже в деталях – например, лагеря часто обносились деревянным забором, о чём тоже есть некоторые фото, ставились вышки, бараки. Так вот в этом месте , старожилы помнят ещё долго стояла огороженная деревянным забором территория, только охранялись там уже не зеки, а дрова. Дрова, конечно, были ценнее…В одном из этих бараков, бабушка Алексея Бацких нашла бумажную икону, написанную химическим карандашом. Она работал в санэпидемстанции, когда травили крыс подняли доски пола и там она обнаружила эту икону. Можно вполне догадаться, как заключенные священники сохраняли свою Веру в лагере.
О лагере в Печатниках хотелось бы добавить следующее – Барковский указал, что это был лагерь шпионов иностранцев. Мы долго думали, что же это за иностранцы. И по ряду косвенных сведений вышли на решение о том, что это были выходцы из Средней Азии – тогда шла борьба с басмачами, очень много к нам привезли именно по следам раскулачивания Средней Азии. Люди были не приспособлены ни к нашему климату, ни к условиям в которых пришлось трудиться. Характерный случай описывает один иностранный корреспондент (тогда была широкая, мировая пиар-компания Канала и иностранный репортёр на Канале это было нормально). В одном из лагерей он увидел огромное число азиатов сидящих на корточках. Они не работали, просто сидели. Приехав через месяц в этот же лагерь, он уже никого не увидел. Когда он спросил, куда же делись азиаты, ему лаконично дали понять, что нашего климата они не выдержали и все уже на том свете.
Но Барковский ничего не написал о лагере в Нагатино. Изучать историю Дмитлага мне пришлось по техническим документам. Как я уже упомянул архив НКВД Дмитлага сгинул, но осталась техническая документация и ряд лагерной периодики. Дмитлаг выпускал для закрытого пользования много периодики, многое из этого можно найти на сайте Москва-Волга. Для меня же основным изученным документом стал журнал МоскваВолгострой.
Там-то я и наткнулся на ещё одну карту, где нанесено расположение Нагатинского лагеря. Оно как раз совпадает по всем описаниям и картам межевания. Вообще, расположение лагерей не показывалось в этих журналах, тут, видимо, цензор проглядел. Этот номер рекомендую всем к прочтению. Речь в статье идёт о  гравийном карьере. Геологи определили, что у нас есть залежи гравия и началась его разработка. Вся территория от Кленового бульвара до Затонной была перекопана, здесь были глубокие карьеры. Глубокие были оттого, что гравий залегал достаточно глубоко, до него нужно было ещё добраться. Поэтому дошедшие до 60х карьеры были глубоки и полноводны. Водилась там даже рыба. Вообще, по ситуации с ЦНИИХМом мы знаем, как НКВД любило обгадить всё и уйти. Здесь же была такая я же ситуация. Перекопали пол района и сделали ноги.
Вот именно с этими карьерамиё и граничил Нагатинский лагерь.

Сколько же заключённых было в лагерях Нагатинского затона, села Перервы и Коломенского. Начнём с малого. Из официального лагерного издания – журнала МоскваВолгострой, №4 – 1935год, стр 40, из указанной там таблицы известно, что в 1933 году на участке шлюза 10, участке длиной 290 метров и шириной 30 было вывезено малой механизацией 80000 м3 грунта, а тачкам 220000 м3 грунта при норме 1,3 м3 на человека в день. Простая математика, чтобы вывести 220000м3 грунта, на одном этом участке должно было работать 512 землекопов. А помимо этого участка другие землекопы копали два судоходных канала и канал под Гидроэлектростанцию, ещё один шлюз, плотину, дамбу, а также работали в двух карьерах. То есть одних только землекопов с тачками было не менее трёх тысяч, это по скромным подсчётам. Помимо этого работали бетонщики, весь бетон возился тачками и вагонетками, кстати, рядом со шлюзами работали два трёхэтажных бетонных завода. Работали монтажники механизмов шлюза, арматурщики, большая категория строителей, которые помимо работы на Узле отстраивали и Нагатино, и бетонные заводы, и Гидроэлектростанцию, и посёлок Шлюзы и пр.. А также ИТР, КБ, обслуживающий персонал и много кто еще вплоть до оркестра. Поэтому официальная цифра о 8800 человек работающих на Перевинском Гидроузле близка к правде и скорей всего занижена. Приплюсуем сюда упоминание Борковского о том, что, как правило, на каждом Гидроузле строилось два лагеря на 3000 и 5000 человек. В Перервинском узле и подавно было три лагеря. 
Самый страшный период – это начало - 1932-33 гг. Помимо того, что в стране, в разных её точках был голод в Дмитлаге были свои особенности. В начале 1930-х годов в бюрократической системе ГУЛАГа случился коллапс. Система активно функционировала, но деятельность ее была только в создании многочисленных бумаг – приказов и циркуляров. Фактическое снабжение лагерей питанием, одеждой, стройматериалами, инструментами и прочим необходимым в нормальном виде отсутствовало.Плюс до 1934 года на канали из техники были только лопаты, тачки и бетонные вибраторы. Как и историками, так и официальная статистика Дмитлага показывает, что именно 1932 – 1933 годы были самыми тяжёлыми по человеческим жертвам. И я хотел бы всем напомнить, что именно в Нагатино началась стройка Канала. На других участка работы ещё не начинались, а у нас уже вовсю рыли. Кроме того, если сам Канал проходил вдали от рек, то наш Участок , был особо трудным, близость реки давала о себе знать тем, что грунтовые воды не успевали откачиваться и люди работали в воде, причём зачастую босиком или в лаптях (эти данный из того же журнала). Представьте в сырость октября-ноября работать в воде по 14 часов. Скудный паёк, непосильная работа, поэтому даже если мы возьмём официальную статистику смертности в 1933 году – 16% (достаточно оптимистическая цифра), то получаем 1400 человек безвозвратных потерь, только для одного года, для одного Перервинского Гидроузла. И это очень, очень и очень оптимистическое данные, так как являются официальными, а тогда любили сглаживать углы, чтобы самим не сгинуть в горниле коммунистических страстей. Помимо этого данная статистика НКВД – это смерти прошедшие через санчасть. А сколько не прошло через санчасть. Но здесь не учитываются люди, погибшие от несчастных случаев на производстве (на этот счёт также есть архивные документы), расстрелянные при попытках побега и репрессий, как-то контрреволюционные заговоры. И в результате внутренних разбирательств. Расстрельная тема, это вообще теорема за семью печатями, данные покоятся сожжёнными на дне истории. Известно лишь, что те немногие расстрельные списки, которые случайно сохранились в Архиве Канала Москва Волга (основные в уничтоженном архиве Дмитлага), были отфильтрованы, изъяты и засекречены КГБ в семидесятые. А в 37-38году, многие из тех, кто выжил на строительстве Канала были расстреляны в Бутово, это уже документально зафиксировано. Но даже возвращаясь к нашим официальным данным – 1400 погибших, для одного Нагатино – это уже запредельная в понимании цифра. Где было похоронено такое количество народа.
Где производились захоронения….коротко – везде. Об этом, как ни странно, мы можем найти ответ в официальных лагерных документах. Приказом по МВС и ДмитЛагу №359 от 3 июля 1934 года, выдержка – «вопросу санитарного состояния кладбищ и отвода участков под них со стороны нач. районов и санитарного надзора районов не уделяется должного внимания. Участки под кладбища занимаются произвольно без учёта охранной зоны канала и расположения водоисточников. Кладбища не окопаны, не обнесены изгородью. Захоронение трупов производится небрежно и особенно в зимнее время". Предписывалось в месячный срок официально оформить такие захоронения, участкам, расположенным "недалеко от гражданских населенных пунктов", впредь пользоваться их кладбищами, а "самостоятельные кладбища открывать только в крайних случаях, согласуя… с начальниками санотделений и гражданскими органами санитарного надзора". Получается, что 2 года заключённых хоронили, где попало и как попало. При этом необходимо отметить, что даже по официальной статистике 1933 и 1934 годы были самыми смертельными для каналоармейцев, погибло 14 914 человек. Общая цифра потерь около 23000 человек – это официальная цифра, которую передавал в Главное управление лагерей санитарный отдел Дмитлага. В это число входили только те, кто умер от какой-либо болезни. Данные об умерших по линии санитарного отдела нашел в ГАРФ историк Никита Петров. Процитирую Барковского – «Практически у каждого гидроузла канала, где производились крупные работы, периодически встречаются навалы скелетов, что сразу позволяет отличить эти захоронения от старых заброшенных кладбищ». Но Вернусь к Нагатинскому шлюзу, шлюзу 10, я уже упомянул, что он был в крайне неблагоприятном месте с точки зрения строительства. Он строился близко к существовавшему руслу реки, нижняя перемычка проходила рядом с маяком с одной стороны, верхняя в 75 метрах от верхней головы шлюза с другой стороны. Вот выдержка из, всё того же, журнала – «Большая высота подъёма грунта и сильная насыщенность его водой ставит остро вопрос о сохранении рабсилы и сохранении темпов выемки». О чём это говорит?? О простом, о людских потерях и трудности в работе. Люди умирали высокими темпами, иногда опережая темпы строительства. Как правило, срок работы нового заключённого на тяжёлых работах, это три месяца, после чего он сгорал. А если мы сейчас пройдёмся от шлюза в сторону Коломенского, то идти мы будем по крутой насыпи, высотой порядка 10 метров – это и показатель того, какая работа была проделана, сколько было грунта вывезено, равно как и сложность подъёма – представьте каково это - тащить на себе полтора центнера на 10метровую горку. Ещё раз нужно отметить, что 80% этих работ было выполнено вручную. О чём в этом же журнале вы можете почитать. Этот журнал официальный рупор Канала, технически и в части цифр очень точный.
 
Продолжение в соседней вкладке или по ссылке http://andrey-dvornikov.ru/Literatura/kolomyzniki2_-1_/

 

скачать Карта межевания с Дмитлагом
скачать Карта Барковского
скачать Карта Нагатинского лагеря
скачать Карта Барковского
скачать Строящийся маяк
скачать Шлюз 10
скачать Стара Перервинская плотина
скачать Горький на шлюзе 10
скачать Гравийный карьер в Нагатино
скачать Старая Перервинская плотина
скачать На дне шлюза
скачать Около барака
скачать Рисунок шлюз 10
скачать Старая Перервинская плотина
скачать Шлюз 10
скачать Шлюз 10
скачать Проход корабля на шлюзе 10
скачать Шлюз 10
скачать Строительство КиМа
скачать Строительство КиМа
скачать Маяк шлюза 10
скачать Перервинская плотина
скачать Бывший гравийный карьер
скачать Трёхэтажки на Судостроительной
скачать Нацмены на строительстве Канала
скачать Бывшие бараки Дмитлага в Нагатино
скачать Старая Перервинская плотина
скачать Подписка
скачать Строители Канала
скачать Барак Дмитлага
скачать Бетонный завод
скачать Ильич на Перерве
скачать Липы в Нагатино2
скачать Место лагеря священников по Барковскому
скачать Место лагеря священников
скачать Строительство КиМа
скачать Стрелка Маяка
скачать Стрелка при входе в Канал
скачать Двухэтажный барак
скачать Строящийся маяк
скачать Кладбище2
скачать единственный экскаватор
скачать 0_130992_af8d1635_XXXL
скачать План старого шлюза 2
скачать План старого шлюза 3
скачать План старого шлюза
скачать План старых шлюзов
скачать Плотина им Ленина в 20х годах
скачать Старая Перервинская плотина
скачать Старая перервинская плотина
скачать Старый перервинский шлюз
скачать Шлюз 11 (2)
скачать Ответ Минкульта СПЧ
скачать Письмо в Минкультуры по ЮНЕСКО